2

С.Султанян

ТрясогуZки - журнал человека с ЦЫтрусовой улицы

Previous Entry Share
Игрок
2
sultanyan
Сочи. Адлер. До дня, когда Сочи выбрали столицей Зимних Олимпийских игр 2014, оставалось 4 месяца

Текст написан для третьего выпуска журнала "Манагер". Весь выпуск здесь.



С зимы 2006-2007 года в Сочи ходил упорный слух, что национальный лидер обо всем договорился, и Олимпиада в 2014 году точно пройдет в Сочи. Было известно, что если Олимпиада состоится в Сочи, большинство соревнований будет проводиться в Адлерском районе в Имеретинской низменности. Поэтому второй слух говорил о том, что снесут половину Адлера.


Естественно одна половина города была проинформирована надежными источниками, что снесут вторую половину города, а вторая половина города точно своими глазами видела новый генплан, где четко видно, что снесут первую часть города.

На рынке недвижимости началось примерно такое же движение, когда на муравейник падает горящий окурок. Ну, или чтобы ты понимал, дорогой менеджер, такое же движение, когда проект надо сдавать в следующий понедельник, а в эту среду состоялось очередное собрание с названием «Новая концепция проекта».

Весь Сочи что-то продавал или пытался купить. Да что уж там, вся Россия пыталась что-то купить в Сочи, пока другие не опередили его. Однушка в хрущевке в районе Блиново, хозяева которой в самых откровенных мечтах желали ее продать за тридцать тысяч долларов, теперь даже не отвечали на звонки тех, кто предлагал меньше ста пятидесяти тысяч той же валюты.

Жители Чкалово отпочковывали от своих домовладений земельные участки по три сотки и продавали их по четыреста тысяч долларов за сотку. Продавались земли сельскохозяйственного назначения, продавалась одна заброшенная школа и действующая кроличья ферма. Старик по имени Гамлет продавал землю соседа, которого не видел больше десяти лет, и надо было быть дураком, чтобы объяснять ему, что столь длительное отсутствии соседа и ежегодный сбор мандаринов с его участка не дают право претендовать на лакомые двенадцать соток.



Мы с моим напарником Эдиком в то время работали в адлерском филиале агентства недвижимости «Агломерация». Не просто работали, а возглавляли его. В подчинении у нас было целых три половозрелых риэлтора и один водитель.

У водителя была семья и дом, требующий ремонта. Работал он один. Каждый вечер нужно было привозить продукты, давать деньги на расходы детям да ещё тут дом, требующий ремонта. Если бы не дом эта история не случилась бы. Жена и дети, постоянно нуждающиеся в деньгах, не заставили бы его мозг выдумывать столь оригинальную комбинацию.

Водителя звали Миша. Хороший добрый человек, который однажды сделал неправильный выбор. Говорят человеку важно не упустить свой возможно единственный шанс в жизни, добавлю, что ещё важнее – не зацепиться не за свой шанс.

Миша после армии, в 1990 году, с женой и маленькой дочкой уехал жить из Сочи в Казахстанскую провинцию. Через несколько месяцев СССР не стало, а Миша целых шестнадцать лет пытался доказать себе, что сделал правильный выбор. За эти годы он нажил десять тысяч долларов и сына к имеющейся дочке. На свои скромные средства ему и удалось купить небольшой домик, требующий сильного ремонта в селе Черешня.

Михаил быстро смекнул, что в агентстве недвижимости водитель не самая прибыльная профессия. Постепенно у него стала появляться своя база объектов на продажу. Преимущественно она состояла из квартир и домов его родственников и знакомых. Благо, что весь город тогда жил под девизом «если хорошую цену дадут, почему бы и не продать».

Например, наш водитель стал активно предлагать клиентам квартиру своих родителей. Старенькие родители, как впрочем, и другие родственники, претендующие на квартиру, об этом факте не знали, что Мишу не смущало. Он старался назначать просмотры квартиры на время обеденного сна отца и походов матери к соседкам.

Однажды вечером в пятницу раздался звонок. Один из десятков, я бы его даже не запомнил, если бы не присутствие рядом водителя. Звонивший интересовался домами с большими земельными участками в пределах  семьдесят пять тысяч долларов. Кроме двухэтажного жилого гаража, увы, мы ничего не могли предложить. Дома за семьдесят пять тысяч закончились ещё задолго до олимпийской лихорадки, примерно в то же время, что и девушки в салатовых лосинах.

Я вежливо, насколько это было возможно по отношению к человеку со столь скромными финансовыми возможностями, объяснил, что шансы его невелики. Практически ничтожны. На дворе 2007 год, а у вас такие смешные запросы, да скорее Казантип в Грузии состоится, чем вы себе дом найдете.
Миша, услышав мой разговор с неизвестным клиентом, ободрился. Он попросил его номер телефона. Не отказывать же, тем более скоро суббота и скорее думалось о маринованном мясе, чем о непроданной недвижимости.

В понедельник Михаил начал свой утренний разговор не с обычных жалобных намеков на необходимость покупки ему новой резины, а с ошеломляющей новости о том, что в субботу он встречался с моим «недоклиентом», показывал ему дом с участком в Черешне и теперь нужно оформлять сделку. Клиенту все понравилось.



Жажда легкой наживы заслонила моё самолюбие. Да, на сделку вышел водитель, в то время когда я уже месяца три шел по засохшему руслу реки моих продаж. Но без меня ему дело не провести, значит, я получу свой процент, и он точно будет не меньше Мишиной доли.

У Миши был сосед Галуст, тракторист-виртуоз. Он работал на одного сочинского грека, у которого в Черешне было несколько гектаров земли под киви и прочие южные фрукты-овощи. Галуст эти сады-поля вспахивал, засаживал, засеивал, да заодно и охранял.

Этот возделыватель греческих земель в одной из частных бесед с Мишей бросил, что не прочь бы продать свой дом, да купить другой дом подальше в горах. Чего только не скажет подвыпивший мужчина другому подвыпившему мужчине. Но наш водитель за слова соседа зацепился. Вот, дружище, есть покупатель на твой дом, есть твой дом, который, как сам признался, жаждешь продать, и есть скромный сосед справа, который все это дельце провернет.
Галуст высокий худощавый армянин с густыми усами, закрученными вниз у уголков рта. У него были нехарактерные для человека его профессии нежные и ухоженные руки. Он прихрамывал на правую ногу, но старался шагать всегда быстро, чуть опережая своего попутчика, посекундно бросая через плечо взгляд назад и сверкая своими черными грустными уставшими глазами.



Сделка потребовала чуть больше времени, чем обычно. Дом не был оформлен в собственность. Около полутора месяца мы с Эдиком занимались оформлением, попутно обогащаясь благодаря минимализации сумм взяток чиновникам. Следует отметить, деньги на оформление дал клиент.

Немного о клиенте. Неразговорчивый бледный житель из Саранска. Дом он покупал матери, старушка изволила прожигать пенсию на югах.
За пару дней до сделки мы в очередной раз встретились с Галустом. Он заметно нервничал, постоянно поглаживал себе запястья. Эдик объяснял ему все детали предстоящего мероприятия. Галуст кивал головой, но был он далеко.

«Знаете, мои сыновья, - обратился он к нам на армянском, - руки человека всегда должны быть чистыми. Человек с чистыми руками никогда не будет относиться к тебе как равному, если у тебя грязь под ногтями. А со всеми нужно быть на равных, иначе тебе не поверят. А мне должны верить».
Сделка прошла удачно, Галуст получил семьдесят пять тысяч долларов наличными, попрощался и ушел из нашего офиса.

Следующим утром все говорили о неизвестном хромом. Людей, которые играли по большим ставкам в городе, все знали. В основном это владельцы ресторанов и гостиниц. Естественно тракторист из Черешни не мог быть в их кругу. Галуст обычно проигрывал все заработанные деньги в небольшом зале игровых аппаратов рядом с адлерским рынком. И обычно не больше пяти тысяч за раз.

Сразу после сделки он купил себе новую рубашку, дождался ночи в прибрежном ресторане и отправился в казино. Не в несчастную аппаратную для таксистов и продавцов с рынка, а в настоящее казино с рулеткой и бесплатным виски. На одну ночь он из несчастного простолюдина превратился в настоящего рыцаря. Он участвовал в их турнире, на коне с доспехами, как равный. И пусть это ему стоило семьдесят пять тысяч долларов…
Он стал жить в хижине в саду киви, но не жалел о потерянных деньгах. Галуст с каждым днем все больше и больше становился похожим на обычного бродягу, но его чистые руки всегда напоминали ему о той великой ночи.

А Миша, конечно, знал о слабости своего соседа, и, конечно, знал, что никакого нового дома в горах тот покупать не будет. Но каждый вечер нужно было привозить продукты, давать деньги на расходы детям, да ещё и дом, требующий ремонта.



Recent Posts from This Journal

  • «Менеджер от бога»

    Текст написан для второго выпуска журнала "Манагер". Полную версию журнала можно почитать по ссылке. Сочи. До дня, когда Сочи…

  • Котов

    Котов мой одноклассник. Мы с ним учились вместе до девятого класса, недалеко друг от друга жили. После того, как он ушел с девятого класса,…

  • Дорога «Аракич» - «Дача»

    Часть первая. Аракичская школа Я самым первым в стране прошел курс двенадцатилетнего среднего образование. Пока в недрах Министерства…


?

Log in

No account? Create an account